• Вс. Сен 25th, 2022

rossport.info

Новости спорта подрастающего поколения

Какие риски вступления закона о ФКиС

Авг 17, 2022

Справочная информация о рисках вступления в силу Федерального закона от 30.04.2021 № 127-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон
«О физической культуре и спорте в Российской Федерации» и Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации»
(далее –127-ФЗ)

Физическая культура и спорт является одним из важнейших социально-значимых видов деятельности, частью неотъемлемого права гражданина на жизнь. И от того, как развивается спортивная отрасль, во многим зависит будущее наших граждан, их здоровье, активность, продолжительность жизни и ее качество.

Законом № 127-ФЗ изменяется не только система регулирования общественных отношений в подготовке спортивного резерва. Этот закон затрагивает ключевые направления деятельности двух ведомств, внося в эту деятельность путаницу и хаос без очевидных положительных изменений.

В пояснительной записке к закону сказано, что его принятие улучшит качество подготовки спортивного резерва в Российской Федерации, но само содержание принятых норм не дает понимания, за счет чего произойдет это улучшение?

Никаких аргументов, обосновывающих необходимость столь кардинальных изменений уже практически выстроенной системы подготовки спортивного резерва, не приводилось и не приводится.

Регионы, ФОИВы и федерации, изначально не поддерживающие этот законопроект, видимо, под давлением вынуждены были менять свою позицию. Да и Минспорт России, как видно, не очень уверен в пользе его принятия.

Среди специалистов этот закон именуется, как закон о «лжегармонизации».

127-ФЗ вызвалнегативный общественный резонанс еще на этапе его разработки. Профессиональным сообществом задавалось множество вопросов о целесообразности его утверждения, о противоречивости его содержания и о сложностях его практического применения.

Четких вразумительных ответов специалисты не получили, но тем не менее закон был принят и должен вступить в силу с 1 января 2023 года. Вслед за законом была принята Концепция развития детско-юношеского спорта, а недавно принята и Концепция развития дополнительного образования. Принят целый ряд нормативно-правовых актов, направленных на практическую реализацию выше указанных стратегических документов.

Логично было бы предположить, что в результате проведенной работы у профессионального сообщества, специалистов, работающих на местах, отпадут все вопросы, и все примутся с энтузиазмом внедрять «сгармонизированное» законодательство в жизнь.

Но оказалось, что вопросы остались. Более того, чем ближе дата вступления закона в силу, тем больше вопросов и тем яснее становится, что он нереализуем на практике. Никому непонятно, какая система строится, в чем ее эффективность.

Следует отметить, что 127-ФЗ НЕ решает задач, обозначенных Президентом Российской Федерации В.В. Путиным, а направлен исключительно на техническое перемещение деятельности в области физической культуры и спорта, а именно подготовки спортивного резерва и всей систематической деятельности в области спорта, исключая организацию и проведение спортивных соревнований, под правовое регулирование в сфере образования с частичным участием Минспорта России.

Авторы закона о гармонизации формально подошли к исполнению поручений Президента Российской Федерации (Пр-1760), при этом некоторые пункты этих поручений не исполнены вовсе.

Кроме того, существует целый ряд факторов риска вступления в силу    127-ФЗ с 1 января 2023 года:

РИСК 1:

Нарушается вертикаль государственного управления в области физической культуры и спорта.

Невозможно управлять одним процессом двумя ведомствами. Особенно при подвижности современного законодательства, когда даже незначительное изменение в законе одного ведомства неизбежно ведет к необходимости дополнительного регулирования деятельности другого.

Схема, когда Минпросвещения России регулирует деятельность по реализации образовательной услуги «спортивная подготовка», в том числе устанавливает лицензионные требования, осуществляет контроль (надзор) за качеством реализации услуги, а Минспорт отвечает за качество подготовки спортивного резерва, за спортивные результаты и несет ответственность за допинговые скандалы, не является рабочей. Сегодняшняя ситуация с допинговыми проблемами является очень наглядной: ведь большинство спортсменов, «пойманных» годов на допинге в период 2014-2017, вышли именно из системы дополнительного образования, где и раньше были образовательные лицензии и контроль (надзор).

Специалисты отрасли (работающие «на земле») не хотят возвращения ситуации постсоветского пространства, когда физкультурно-спортивные организации, при осуществлении своей деятельности, вынуждены были «лавировать» между двумя, а то и тремя (обрнадзор, роспотребнадзор, спорт) ведомствами, каждое их которых имело право регулировать и контролировать (регулировать, контролировать и навязывать свои правила регулирования по собственному понимаю, не основанному на достижение целей ради которых реализуется подготовка) их деятельность, устанавливая противоречивые и, зачастую, взаимоисключающие требования, при этом финансирование шло от ведомства образования, а государственное (муниципальное) задание выдавалось ведомством ФКиС.

В целях исправления этой ситуации Главой государства были даны соответствующие поручения, направленные на модернизацию системы подготовки спортивного резерва.

Попытка возвращения в неэффективное постсоветское прошлое неизбежно приведет к возврату ситуации с дублированием функций, конфликтности, неэффективному использованию имеющихся ресурсов, искажению показателей и не позволит выстроить единые, прозрачные механизмы управления системой подготовки спортивного резерва в Российской Федерации.

Фактически в 127-ФЗ отсутствует модель управления спортивной отраслью, заложены механизмы дезорганизации существующих процессов, что неизбежно через несколько лет приведет к развалу отрасли.

Необходимо чтобы ведомство спорта полностью организовывало процесс развития физической культуры и спорта, в том числе процесс подготовки спортивного резерва, и отвечало за эффективность указанных процессов.

Остальные ведомства (а это не только образование, но и наука, здравоохранение, Минцифры, Минпромторг, финансисты, экономисты и др.) должны помогать Минспорту обеспечивать этот процесс на основе гармоничного партнерского взаимодействия.

В самом деле… почему образование? Ведь не только педагогическая составляющая, но и медицинское, медико-биологическое, антидопинговое, психологическое и научно-методическое обеспечение являются важнейшими, неотделимыми элементами обеспечения подготовки спортивного резерва. Так, может, лучше к медицине отнести спорт? (… так уже было в 1953-54 гг.)… Или к военному ведомству (и это проходили в 1919 г.), ведь молодые люди, имеющие отличную физическую форму очень нужны нашей Армии, особенно в это непростое время.

И хочется задать вопрос представителям Минпросвещения: вы готовы взять на себя вопросы антидопингового и иного вышеупомянутого обеспечения в полном объеме, включая ответственность за факты использования запрещенных фармакологических субстанций?

Если готовы, что почему законом о гармонизации тренер-преподаватель не отнесен к категории работников, на которых не распространяется ответственность за склонение спортсмена к использованию допинга?

Если готовы, то почему законом о гармонизации тренер-преподаватель не отнесен к категории работников, на которых распространяется ответственность за склонение спортсмена к использованию допинга? И вообще наименование должности менялось несколько раз за последние 70 лет (с 1944 по 1959 г. – тренер – преподаватель; 1959 -1964 гг. тренер и тренер – преподаватель (не делалось различий между наименованиями); с 1964 – 1995 г.- обязательно тренер – преподаватель по спорту.; с 1995 г. – тренер – преподаватель по спорту или тренер – преподаватель образовательного учреждения, т.е. в зависимости от вида экономической деятельности программы). Таким образом, мы говорим о содержании работы тренера (цели, роде и характере деятельности и т.д.), а не о формальных признаках.

РИСК 2:

Нивелирование достигнутых результатов в направлении подготовки спортивного резерва, система которой выстраивалась в соответствии с поручениями Президента России, под руководством Правительства Российской Федерации и Администрации Президента.

Внедрение 127-ФЗ предусматривает, в том числе:

– полный пересмотр нормативно-правовой базы выстроенной системы управления подготовкой спортивного резерва в Российской Федерации на федеральном, региональном и муниципальном уровнях;

– признание факта, что в государственной программе Российской Федерации «Развитие физической культуры и спорта» (утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 302) были установлены ошибочные показатели и, следовательно, средства, потраченные на их достижение, являются нецелым расходованием;

– пересмотр Концепции подготовки спортивного резерва до 2025 года, которая выполнена более, чем на 80%, а в 68 субъектах Российской Федерации были утверждены региональные Концепции подготовки спортивного резерва с учетом существующей региональной  специфики;

– переутверждения «Дорожных карт» по поэтапному обеспечению финансирования организаций спортивной подготовки (в том числе муниципальных) в соответствии с ФССП в полном объеме, которые утверждены в 77 субъектах Российской Федерации;

– расформирования структурных подразделений в 85 региональных центрах спортивной подготовки по координации деятельности и методическому обеспечению спортивных школ (так как полномочие по методическому обеспечению аннулировано).

В результате внедрения 127-ФЗ, выстроенная и достаточно эффективная система подготовки спортивного резерва, будет перемещена в дополнительное образование, которое наименее развито в сфере физической культуры и спорта.

Странно, что более сильную систему погружаем в слабую, а не наоборот.

РИСК 3:

Снижение качества подготовки спортивного резерва.

1. Потеря основной услуги по спортивной подготовке и полномочий по контролю за качеством ее реализации приведет к невозможности полноценной реализации полномочий Минспорта России по обеспечению подготовки спортивного резерва и координации деятельности физкультурно-спортивных организаций по подготовке спортивного резерва.

Отсутствие правовых механизмов контроля за деятельностью Минпросвещения России в области физической культуры и спорта не позволит Минспорту России в будущем отвечать за качество и эффективность этой деятельности, за содержание тренировочного процесса.

Сегодняшняя ситуация с дополнительным образованием в области физической культуры и спорта является подтверждением.

Образовательные ДЮСШ еще с 2012 года имели равные со спортивными школами возможности для осуществления спортивной подготовки, участия в соревнованиях и  присвоения спортивных разрядов (пункт 6 статьи 33 Закона № 329-ФЗ), но большинство этих организации официально не перешли на спортивную подготовку, а продолжали готовить спортсменов под видом дополнительного образования, получая финансирование по непрофильному коду бюджетной классификации 0703.

При этом Минспорт, не обладая полномочиями контролировать деятельность ДЮСШ ведомства образования, не мог повлиять на ситуацию. Вызывает удивление тот факт, что ведомство образования за 10 лет с 2012 года не нашло ресурсов для полноценного участия в подготовке спортивного резерва своими подведомственными организациями.

Более того, Минпросвещения не смогло организовать работу своих подведомственных образовательных ДЮСШ по реализации дополнительных предпрофессиональных программ по приказу № 939, который был разработан совместно с Мнспортом и утвержден еще в 2018 году (федеральные государственные требования к минимуму содержания, структуре, условиям реализации дополнительных предпрофессиональных программ в области физической культуры и спорта  и к срокам обучения по этим программам).

За три года, прошедших с выхода этого приказа (вплоть до принятия закона о гармонизации):

дополнительные предпрофессиональные программы в области физической культуры и спорта не были внесены в общероссийский базовый (отраслевой) перечень (классификатор) государственных и муниципальных услуг (!!! зато теперь, с Минспросвещения за несколько месяцев успело внести более пятисот реестровых записей по образовательным программам спортивной подготовки, просто присвоив ту работу, которую ранее сделал Минспорт!!!);

в региональные органы исполнительной власти в сфере образования так и не были направлены разъяснения о том, как формировать государственное (муниципальное) задание при отсутствии соответствующей услуги в общероссийском перечне;

не утверждена методика расчета нормативных затрат на оказание государственных (муниципальных) услуг (выполнения работ) по
реализации дополнительных предпрофессиональных программ в области
физической культуры и спорта (по крайней мере никаких документов на этот счет в открытом доступе найти не возможно);

дополнительные предпрофессиональные программы физкультурно-спортивной направленности, размещенные на сайтах организаций дополнительного образования, в большинстве своем только на титульном листе называются образовательными (общеразвивающими и предпрофессиональнальными), а само содержание программ – спортивная подготовка;

организации дополнительного образования (ДЮСШ) имеют слабую методическую поддержку со стороны профильного ведомства, в работе ориентируются на федеральные стандарты спортивной подготовки, а не на требования к организации дополнительного образования.

Таким образом, Минпросвещения не смог своевременно решить задачу обновления содержания дополнительные предпрофессиональных программ физкультурно-спортивной направленности.

ДЮСШ продолжали как-то жить, а точнее выживать, потому что уровень ресурсного обеспечения большинства муниципальных ДЮСШ не выдерживает никакой критики.

Где же была эффективная работа контрольно-надзорных органов ведомства образования все эти годы?

Зато теперь Минпросвещения вдруг стало готово обеспечить переход на спортивную подготовку всех своих ДЮСШ, обязав их реализовывать обе программы: общеразвивающие и спортивную подготовку, заявив при этом, что дополнительного финансирования на это не потребуется! Кто же мешал сделать это раньше?

Кроме того, Минпросвещения готово включить в сферу своей деятельности более 3-х тысяч спортивных школ, а Рособрнадзор готов осуществлять контрольно-надзорные функции в их отношении!

Для этого тоже не потребуется дополнительных ресурсов?… и кадры обученные уже есть? И штатные расписания уже пересмотрены с учетом включения специалистов в области физической культуры и спорта.

Или и так сойдет?

Для тех, кто работает в спорте, очевидна простая истина: неправильно сформированные в раннем возрасте двигательные навыки и поставленная техника практически НЕ поддается корректировке в последующем.

И Минспорт никак на эту ситуацию уже повлиять не может! Нет у него таких полномочий.

2. Кроме того, законом по гармонизации предусмотрен отказ от полномочия субъектов Российской Федерации в области физической культуры по методическому обеспечению организаций, осуществляющих спортивную подготовку. Удаление этого полномочия выглядит более, чем странно. Тем более, что за последние годы в стране с большим трудом была воссоздана отраслевая методическая служба, а роль инструкторов-методистов организаций трудно переоценить, так как методическая работа является важной и неотъемлемой частью тренировочного процесса.

Но теперь существует реальный риск исчезновения должности инструктор-методист из спортивных школ. При этом более 3-х тысяч специалистов окажется на улице?

РИСК 4:

Снижение уровня финансового обеспечения подготовки спортивного резерва, а также риск возникновения непрозрачных механизмов финансирования

  1. Во исполнение пункта 4 перечня поручений Президента Российской Федерации от 11.06.2017 № Пр-1121, данного по итогам заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию физической культуры и спорта 23 мая 2017 год, регионы разрабатывают и утверждают «Дорожные карты» по доведению уровня финансирования в соответствии с федеральными стандартами спортивной подготовки.

До данным на конец 2021 года в 77 субъектах на уровне высших должностных лиц регионов утверждены такие Дорожные карты, что позволило за последние несколько лет существенно повысить уровень финансирования спортивных школ. В случае переноса спортивной подготовки в образовательные программы, вышеуказанные Дорожные карты подлежат переутверждению. На практике большинство Дорожных карт просто будут отменены.

Учитывая выше сказанное, вызывает серьезные сомнения, что удастся сохранить долю расходов по разделу “Физическая культура и спорт” в общем объеме расходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации на уровне не ниже 2,4 процента, как об этом сказано в разделе Раздел V. «Финансовое обеспечение» Стратегии развития физической культуры и спорта до 2030 года.

Кроме того, расчет базового норматива затрат на оказание государственной (муниципальной) услуги по реализации дополнительной образовательной программы спортивной подготовки по виду спорта Минпросвещением России может привести к его снижению, поскольку может быть не учтена специфика того или иного вида спорта (пример: вода в бассейне должна быть ионизирована, а не хлорирована).

В свою очередь, Минспорт России пытаясь создать условия для выполнения поручения Президента                  по доведению финансового обеспечения до 2 процентов по разделу «Физическая культура и спорт» достиг договоренности с Минфином России об оставлении расходов на дополнительную образовательную программу спортивной подготовки в разделе «Физическая культура».

В соответствии с Приказом Минфина России от 24.05.2022 N 82н «О Порядке формирования и применения кодов бюджетной классификации Российской Федерации, их структуре и принципах назначения» (Зарегистрировано в Минюсте России 30.06.2022 n 69085) скорректирован порядок применения КБК. Теперь в части интересующих разделов это выглядит так:

по подразделу 0703 “Дополнительное образование детей” классификации расходов бюджетов подлежат отражению расходы на оказание услуг (выполнение работ) по реализации дополнительных общеобразовательных программ (за исключением дополнительных образовательных программ спортивной подготовки) и обеспечение деятельности организаций дополнительного образования;

по подразделу 1103 “Спорт высших достижений” классификации расходов бюджетов подлежат отражению расходы на обеспечение деятельности учреждений в сфере спорта высших достижений, содержание сборных команд, подготовку и участие в международных, всероссийских и иных спортивных мероприятиях, реализацию дополнительных образовательных программ спортивной подготовки, а также государственную поддержку развития спорта высших достижений в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях.

В тоже время муниципалитеты имеют право на финансовое обеспечение вопросов местного значения в рамках созданию условий для развития физической культуры и массового спорта, т.е. не спорта высших достижений.

Таким образом, отнесение расходов по финансовому обеспечению реализации дополнительных образовательных программ спортивной подготовки на подраздел «спорт высших достижений» не позволяет осуществлять финансирование муниципальных спортивных школ из местного бюджета на реализацию дополнительных образовательных программ спортивной подготовки.

3. Кроме этого, возникает неопределенность в регулировании финансового обеспечения образовательных организаций различного типа из-за смешения источников финансового обеспечения детско-юношеского спорта. Бюджетная классификация включает подраздел 1101 – «Физическая культура», 0702 – «Общее образование», 0703 – «Дополнительное образование детей», «1103» – Спорт высших достижений (ст. 21 БК РФ). Например, до сих пор не ясно как рассматривается финансовое обеспечение внеурочной работы. Ведь являясь основной частью образовательной программы, она финансируется через подраздел 0702, а реализация дополнительных образовательных программ в области ФКиС, которые могут реализовывать школьные спортивные клубы будет финансироваться через подраздел 0703.

И последнее. Социальный налоговый вычет за платные физкультурно-оздоровительные услуги, реализуемые муниципальными спортивными школами как физкультурно-спортивными организациями, не сможет быть получен населением, т.к. спортивные школы будут иметь образовательный статус и не имею возможность удовлетворить установленным критериям.

В соответствии с Приказом Минфина России от 24.05.2022 N 82н “О Порядке формирования и применения кодов бюджетной классификации Российской Федерации, их структуре и принципах назначения” (Зарегистрировано в Минюсте России 30.06.2022 n 69085) скорректирован порядок применения КБК. Теперь в части интересующих разделов это выглядит так:

по подразделу 0703 “Дополнительное образование детей” классификации расходов бюджетов подлежат отражению расходы на оказание услуг (выполнение работ) по реализации дополнительных общеобразовательных программ (за исключением дополнительных образовательных программ спортивной подготовки) и обеспечение деятельности организаций дополнительного образования;

по подразделу 1103 “Спорт высших достижений” классификации расходов бюджетов подлежат отражению расходы на обеспечение деятельности учреждений в сфере спорта высших достижений, содержание сборных команд, подготовку и участие в международных, всероссийских и иных спортивных мероприятиях, реализацию дополнительных образовательных программ спортивной подготовки, а также государственную поддержку развития спорта высших достижений в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях.

Соответственно, отражение расходов на реализацию “классических” дополнительных образовательных программ спортивной подготовки будет осуществляться по РПР 1103 вне зависимости от отраслевой принадлежности организации, их реализующих.

Пока не знаю, как это сформулировать, но уже сейчас финансисты муниципалитетов говорят, что не будут выделять средства на образовательную спортивную подготовку по подразделу 1103, так как у них нет полномочий на спорт высших достижений. Это как-то неочевидно. Может, надо хоть раз похвалить Минспорт, что удалось сохранить строку финансирования?… но там очевидно возникнет масса проблем

3. Возникает неопределенность в регулировании финансового обеспечения образовательных программ спортивной подготовки как с лицами старше 18 лет, так и в общеобразовательной организации, реализующей дополнительные образовательные программы в области ФКиС из-за смешения источников финансового обеспечения детско-юношеского спорта. Бюджетная классификация включает подраздел 1101 – «Физическая культура»,  0702 – «Общее образование», 0703 – «Дополнительное образование детей» (ст. 21 БК РФ). Возникает ощущение, что реализация физкультурно-оздоровительных услуг за бюджетные средства не рассматривается. Внеурочная работа, являясь основной частью образовательной программы, финансируется через подраздел 0702, а реализация дополнительных образовательных программ в области ФКиС, финансируется через подраздел 0703..

РИСК 5:

Отсутствие эффективных механизмов контроля в области физической культуры и спорта:

– сложность практического применения лицензирования к отраслевым организациям сферы физической культуры и спорта;

– большое количество (более 95 тысяч) организаций, осуществляющих деятельность в области физической культуры и спорта, которые  остаются за пределами правового регулирования 127-ФЗ (не подпадают под лицензирование);

– нерабочий механизм общественного контроля.

Неисполнение поручения Президента Российской Федерации (п.1 а)-6 Пр-1760).

1. Не смотря  на то, в 2020 году Правительство Российской Федерации признало эффективной сложившуюся систему контроля за качеством и полнотой оказываемых услуг в сфере физической культуры и спорта, о чем и направило соответствующий доклад Президенту Российской Федерации, кто-то включил тезис о необходимости усиления контроля за деятельностью спортивных школ в доклад В.В. Путина, который он озвучил на заседании Совета по развитию физической культуры и спорта от 06.10.2020 года.  

В результате чего, было сформировано поручение: предусмотреть «установление возможности осуществления при участии органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области физической культуры и спорта государственного контроля (надзора) в сфере образования в отношении организаций, реализующих программы спортивной подготовки» (п.1 а)-6 Пр-1760).

Данное поручение не было выполнено. Более того, из закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» были удалены ранее имевшиеся полномочия по контролю за деятельностью организаций, осуществляющих спортивную подготовку, на федеральном и региональном уровне, что вступает в явное противоречие с формулировкой поручения.

Согласно закону 127-ФЗ задача контроля теперь будет решаться через механизм лицензирования образовательной деятельности спортивных организаций. Но в этом вопросе тоже не все понятно:

Каким образом на практике (в практической плоскости работы организаций, осуществляющих спортивную подготовку) будет работать предполагаемый механизм лицензирования, если под процедуру лицензирования попадают не только сами спортивные школы, но и все их структурные подразделения (места проведения тренировочных мероприятий).

Одна спортивная школа может иметь более 10 отделений, расположенных по разным муниципалитетам региона в спортивных комплексах, ФОКах,  на коммерческих площадях (например, Газпром) и или спортивных объектах других ведомств (например, Минобороны), силовых структур и др. Большинство этих объектов не смогут пройти лицензирование, так как  их материально-техническая база физически не позволит им выполнить лицензионные требования. Кроме того, коммерческие организации, предоставляющие свои спортивные объекты под спортивную подготовку, а также различные ведомственные организации, гарантированно откажутся проходить лицензирование.

В результате большинство таких отделений будет закрыто, а юные спортсмены и их тренеры окажутся на улице.

Так как участие в спортивных соревнованиях является неотделимой частью спортивной подготовки, то под лицензирование подпадают и все организации, которые организуют и проводят спортивные соревнования, в том числе коммерческие организации, которые получают это право на конкурсной основе.

Остается непонятным, подпадают ли под лицензирование частные и общественные организации, которые осуществляют спортивную подготовку, а спортивные клубы, а физкультурно-оздоровительные клубы и центры развития физической культуры и спорта и множество других наименований организаций, в которых тоже занимаются дети?

Совсем непонятно, почему только спортивные школы?… их в ведомстве физической культуры и спорта всего 3330 по итогам 2021 года и их деятельность в достаточной степени была урегулирована в рамках имевшихся ранее полномочий и реализации приказа Минспорта от 16 августа 2013 года № 636 «Об утверждении Порядка осуществления контроля за соблюдением организациями, осуществляющими спортивную подготовку, федеральных стандартов спортивной подготовки».

При этом только в 1-ФК более 95 тысяч организаций, осуществляющих деятельность в области физической культуры и спорта, в том числе с несовершеннолетними. А сколько в стране различных неучтенных в статистической отчетности Минспорта организаций?

Почему закон о гармонизации их не касается?

Как быть с тем, что массовый спорт – это тоже, в том числе, дети, которые тоже тренируются и участвуют в соревнованиях? В корпоративном спорте, согласно его определению, тоже участвуют дети!

Если, например, сеть автозаправочных станций организуют корпоративный клуб, в котором будут заниматься и дети сотрудников, то этот клуб должен или не должен будет получить образовательную лицензию?

А физкультурно-оздоровительная услуга разве не может быть направленная на детей? А Если это семейный клуб, в котором занимаются взрослые вместе с детьми? Нужна лицензия?

Спортивная подготовка, являясь частью детско-юношеского спорта, становится образовательной, а сам детско-юношеский спорт не является образовательным?

Получается, что организации, осуществляющие деятельность «внутри» этого понятия поставлены в неравное положение: спортивные школы должны получать образовательную лицензию, а физкультурно-спортивные клубы, например, не должны?

Такой однобокий и избирательный подход к осуществлению контроля, установленный  127-ФЗ ставит под сомнение необходимость комплексного подхода в решении задач государственного характера, что недопустимо.

Таким образом, 127-ФЗ НЕ предусматривает полноценного механизма контроля в отношении физкультурно-спортивных организаций, участвующих в подготовке спортивного резерва, НЕ решает проблемы наличия иных организаций (организации частного сектора, АНО, НКО, физкультурно-оздоровительные комплексы, фитнес, спортивные профессиональные клубы, в составе которых есть частные спортивные школы), которые (в рамках деятельности, приносящую доход) осуществляют тренировочный процесс с целью участия в соревнованиях различного уровня (фактически спортивную подготовку), но при этом остаются за пределами правового регулирования настоящего закона, так как не являются (и не могут являться) образовательными. Деятельность таких организаций (более 95 тысяч организаций) создает прецедент «серой» территории, которая живет по своим правилам, не соблюдая законодательство ни в области физической культуры и спорта, ни в области образования, при этом ответственность за результаты этой неподконтрольной деятельности лежит все равно на Минспорте России. Таким образом, вопрос контроля в сфере физической культуры и спорта остается неурегулированным.

2. Право спортивных федераций на осуществление общественного контроля  за соблюдением организациями, реализующими дополнительные образовательные программы спортивной подготовки, федеральных стандартов спортивной подготовки по соответствующим видам спорта, в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в области физической культуры и спорта, фактически не реализуемо на практике по нескольким причинам: во-первых, у большинства спортивных федераций отсутствуют необходимые ресурсы для таких мероприятий (нет кадров и финансирования), а во-вторых, спортивные федерации отсутствуют  в перечне субъектов общественного контроля, предусмотренного статьей 9 Закона № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», то есть тех субъектов, кто осуществляет, а не участвует в осуществлении общественного контроля. В свою очередь, Закон № 329 предусматривает право уполномоченных спортивных федераций на осуществление общественного контроля в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в области физической культуры и спорта, но не предусматривает формы, в котором может быть реализован общественный контроль. Таким образом, правовая норма 127-ФЗ вступает в противоречие с 212-ФЗ.

3. Если планируется устанавливать «особые» условия лицензирования физкультурно-спортивных организаций, то не проще ли было изначально урегулировать этот вопрос в законе «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»? Тем более, что такая позиция была совсем недавно озвучена на Совете развитию физической культуры и спорта Матыциным О.В., когда он обратился к В.В. Путину с просьбой предоставить Минспорту полномочия по надзору и контролю в спортивной отрасли и создать отраслевой контрольно-надзорный орган. И это было бы логично!

4. Более того, еще в 2017 году Правительству Российской Федерации было поручено (№ Пр-1121 от 11.06.2017) внести предложения о порядке проведения государственной аккредитации организаций, независимо от их типа и формы собственности, на получение права осуществления деятельности по реализации федеральных стандартов спортивной подготовки и установлению соответствующего контроля (надзора) за качеством и полнотой услуг, оказываемых аккредитованными организациями.

Это поручение было закрыто: письмом Правительства Российской Федерации от 16.07.2020 № 6099п-П44 в адрес Президента Российской Федерации В.В. Путина направлена просьба о снятии с контроля поручения, связанного с аккредитацией организаций, осуществляющих спортивную подготовку (подпункт «е» пункта 1 поручения от 11.06.2017 № Пр-1121) в связи с комплексным совершенствованием законодательства в сфере физической культуры и спорта, а также эффективностью сложившейся системы контроля за качеством и полнотой оказываемых услуг в сфере физической культуры и спорта, дополнение которой представляется излишним. (справочно: скан доклада Президенту прилагается).

Исходя из содержания вышеуказанного доклада в спортивной отрасли существует эффективная система контроля, которая не нуждается в каких-либо дополнениях.

Остается непонятным, достаточно или недостаточно механизмов контроля за деятельностью организаций, осуществляющих спортивную подготовку?

Если достаточно, то зачем нужен механизм лицензирования?

А если недостаточно, то почему поручение по государственной аккредитации было не выполнено и снято с контроля?

РИСК 6:

Потеря правового регулирования ответственности за использование допинга приведет к увеличению числе случаев использования запрещенных к приему фармакологических субстанций

В соответствии с 127-ФЗ на тренеров-преподавателей не распространяются нормы, определяющие ответственность за совершение преступлений, предусмотренных статьями 230.1 (склонение спортсмена к использованию субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте), 230.2 (использование в отношении спортсмена субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте) Уголовного кодекса Российской Федерации, за совершение правонарушений установленных статьей 6.18 (нарушение установленных законодательством о физической культуре и спорте требований о предотвращении допинга в спорте и борьбе с ним) Кодекса об административных нарушениях Российской Федерации, поскольку тренер-преподаватель не является субъектом в указанных составах преступлений и правонарушения.

РИСК 7:

Невозможность соотнести программу спортивной подготовки с образовательной программой.

1. Каждую программу спортивной подготовки необходимо будет привести в соответствие с требованиями к образовательным программам, установленным      273-ФЗ, при этом возникнут сложности:

– необходимо будет подвести под результат образовательного процесса работу с телом ребенка, его физическими качествами, свойствами, характеристиками, то есть, формирование определенной физической формы человека (определенных групп мышц, биомеханики движений, двигательных навыков и т.д.) под выбранный вид спорта с целью достижения спортивного результата;

– затруднительно определить, когда и по каким критериям может быть проведена итоговая аттестация, если в некоторых видах спорта этап начальной подготовки начинается в 5-6 лет, а в некоторых только в 14-16. В некоторых видах спорта этапа высшего спортивного мастерства можно достичь в уже 12 лет (а это уже члены сборных команд – спорт высших достижений), а в некоторых только 20-25 годам (практически половина олимпийских видов спорта имеют такой разброс по возрастам);

– критерием эффективности реализации образовательной программы спортивной подготовки не может быть знание теоретического материала: ребенок может отлично знать теорию, но при этом не сдать норматив по общей или физической подготовке.

2. Кроме того, согласно новому подходу 127-ФЗ, спортивная подготовка является либо образовательным процессом, либо трудовой деятельностью. То есть, получается, что по содержанию эти два понятия стали тождественными? Это значит, что какой-то спортсмен является обучающимся, а какой-то работником? Как отличить, где кто, если по закону «спортсмен – это физическое лицо, занимающееся выбранным видом спорта и выступающее на соревнованиях? Как понять, когда для спортсмена заканчивается образовательный процесс и начинается трудовая деятельность? Чем должна руководствоваться организация, если, например, гимнастка к 14-ти годам достигла уровня высшего спортивного мастерства и, являясь членом сборной команды, уже трудоустроена в ЦСП, а 18-летний бобслеист только пришел на тренировочный этап и пока не востребован в ЦСП, как работник? Значит ли это, что для юной гимнастки (по сути – ребенка) уже не нужен образовательный процесс (обучение и воспитание) – она же уже на вершине спортивного мастерства!… и не нужен тренер-преподаватель? (она ж уже работает, а не обучается!), а 18-летнему бобслеисту нужен именно образовательный процесс и тренер-преподаватель?

А ведь суть деятельности и того, и другого – тренировочный процесс с целью участия в соревнованиях! И мастерство спортсменов повышается не в зависимости от возраста (не только от возраста), а в зависимости от уровня его подготовленности! И этот уровень достигается путем длительного тренировочного процесса, который, несомненно, является педагогическим в любом возрасте спортсмена, а тренер для него всегда – главный педагог!

И для этого необязательно тренеру становится преподавателем! В нашей стране очень большой спектр специалистов осуществляют педагогическую деятельность (обучение и воспитание), но при этом они не отнесены к педагогическим работникам. Вопрос их социальных гарантий регулируется профильным законодательством (как, например, детских врачей… дети в стационарах находятся в особой педагогической среде, никто того отрицать не будет, но врачи не являются педагогическими работниками).

Почему бы спортивной отрасли тоже не урегулировать этот вопрос в своем законодательстве, предусмотрев необходимые социальные гарантии и специфику педагогической деятельности в сфере физической культуры и спорта?

3. 127-ФЗ заложил в действующее законодательство в области физической культуры и спорта практически неразрешимое смысловое противоречие:

Согласно 329-ФЗ «Спорт – сфера социально-культурной деятельности как совокупность видов спорта, сложившаяся в форме соревнований и специальной практики подготовки человека к ним».

Что такое специальная практика подготовки к соревнованиям? Тренировочный процесс! Никакого другого содержания нет!

Таким образом, любая тренировочная деятельность с целью подготовки к соревнованиям и участию в них – это спортивная подготовка, то есть спорт!

И если мы признаем спортивную подготовку образовательным процессом, то должны признать, что само понятие «спорт» – это понятие из образования! То есть любые занятия спортом – это образовательный процесс!

Как это ложится в плоскость практической деятельности организаций – большой вопрос!

4. В 127-ФЗ заложен прецедент, когда федеральные стандарты спортивной подготовки, не являющиеся образовательными, будут регулировать образовательную деятельность. При этом правовой статус федеральных стандартов спортивной подготовки по видам спорта законом по гармонизации не установлен. Не разъяснен порядок использования федеральных стандартов спортивной подготовки, не являющихся «образовательными стандартами», как при разработке примерных дополнительных образовательных программ спортивной подготовки, так и образовательных программ спортивной подготовки организациями. При этом обязанность организаций соблюдать требования федеральных стандартов спортивной подготовки утратила силу.

Парадокс заключается в том, что, согласно, закону об образовании, реализация дополнительных общеобразовательных программ не сопровождается повышением уровня образования, то есть дополнительные общеобразовательные программ не вписаны в вертикаль основного образования, которое направлено, в конечном счете, на получение обучающимся профессии. Дополнительные общеразвивающие и предпрофессиональные программы в их действующем на сегодняшний момент варианте являются профориентационными, но окончив их, невозможно получить профессию и приступить к трудовой деятельности. Для получения профессии, нужно поучиться в техникуме или в высшее учебном заведении.

Но для спорта это неприемлемо. Невозможно получить образование по профессии «Спортсмен», окончив учебное заведение среднего или высшего профессионального образования. Нельзя закончить, даже с золотой медалью!, общеобразовательную школу, не имея специальной физической подготовки, поступить в ВУЗ и получить профессию «Спортсмен». Да и нет такого образования! И Дипломов таких нет! А профессия «Спортсмен» есть! И профстандарт соответствующий есть! Профессиональный спортсмен вырастает именно из спортивной подготовки, которая реализуется в соответствии с «необразовательным» федеральным стандартом с самого раннего детства.

РИСК 8:

Невозможность практической реализации всеми организациями с наименованием «спортивная школа» двух образовательных программ.

Уход физкультурно-спортивных организаций из зоны правового регулирования.

В 127-ФЗ установлено, что спортивные школы реализуют дополнительные общеразвивающие программы в области физической культуры и спорта И дополнительные образовательные программы спортивной подготовки, то есть и те, и другие программы в обязательном порядке.

Хотелось бы понять, был ли ведомством спорта и ведомством образования проведен тщательный анализ на предмет того, обладают ли сегодня ДЮСШ (более 1500 организаций) ведомства образования необходимым ресурсами для перехода на спортивную подготовку: достаточным уровнем финансирования, материально-техническими и кадровыми ресурсами в соответствии с требованиями федеральных  стандартов?

За счет каких ресурсов планируется подтягивать ДЮСШ ведомства образования до необходимого уровня финансового обеспечения при переходе на спортивную подготовку?

Справочно:

В  письме  Минпросвещения России от 30.11.2020  № МП-П-4450 на Председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике А.В. КУТЕПОВА)  говорится: «В части информации о сумме денежных средств, необходимых субъектам Российской Федерации для реализации проекта закона, сообщаем, что дополнительного финансирования не потребуется, так как предлагаемые изменения не влияют на ведомственную принадлежность организаций, осуществляющих спортивную подготовку, а также сохраняют ведущую роль Минспорта России в регулировании вопросов организации и осуществления спортивной подготовки, включая ее научно-методическое сопровождение».

Для спортивных школ (а особенно для спортивных школ олимпийского резерва) обязательность реализации обеих программ тоже сложно осуществима. Такой подход приведет к увеличению численности занимающихся спортивных школ за счет приема контингента на общеразвивающие программы: на это нужно не только дополнительное финансирование, дополнительный штат, но и дополнительные площади спортивной инфраструктуры.

В связи с описанными выше сложностями получения лицензии уже сейчас наметилась тенденция изменения организационно-правовой формы и (или) названий организаций, осуществляющих спортивную подготовку, с целью ухода из-под действия 127-ФЗ, так как формально он распространяется только на спортивные школы.

РИСК 9:

Потеря возможности реализовывать физкультурно-оздоровительные услуги для образовательных спортивных школ.

Гражданско-правовой статус «физкультурно-спортивная организация» будет изменен на «образовательную организацию». Это объясняется изменением основного вида экономической деятельности (класс 93 «Деятельность в области спорта, отдыха и развлечений» меняется на класс 85 «Образование»). Такие организации ущемлены в правах на реализацию физкультурно-оздоровительных услуг.

В постановлении Правительства от 06.09.2020 о физкультурно-оздоровительных услугах установлены требования для включения в перечень. Одним из критериев является основной вид деятельности. Можно, конечно, сослаться на ст.25 7-ФЗ о некоммерческих организациях, но для ФНС основной вид деятельности один.

Для образовательных организаций дорога в перечень закрыта. Не смотря на то, что в своих уставах они могут предусмотреть несколько видов деятельности, позиция ФСС и ФНС об основном виде деятельности другая, поэтому в налоговую организация подает один вид основной деятельности. В связи с этим справедливо возникнет вопрос о правомерности налогового вычета для пользователей физкультурно-оздоровительных услуг.

Отсутствие возможности для образовательных спортивных школ оказывать физкультурно-оздоровительные услуги в качестве внебюджетной деятельности вынудит организации коммерциализировать свою основную деятельность по реализации образовательных программ спортивной подготовки за счет родителей своих обучающихся.

РИСК 10:

Невозможность практического применения нового определения детско-юношеского спорта и ограничение занимающихся по дополнительным образовательным программам возрастом 18 лет на практике.

  1. Законом 127-ФЗ скорректировано понятие детско-юношеского спорта, и теперь детско-юношеский спорт касается только лиц, не достигших 18 лет.

При этом реализация дополнительных образовательных программ спортивной подготовки не имеют ограничений по возрасту.

Что делать организации, если в одной тренировочной группе оказался 17-летний спортсмен, который относится к детско-юношескому спорту и 18-летний, который к нему уже не относится? При этом оба являются обучающимися одной образовательной программы… Как разделить финансирование этой группы, участие в соревнованиях и т.д.?

На практике организации постараются избежать этих противоречий, искусственно ограничивая возраст своих обучающихся 18-ю годами, чтобы не объясняться с контрольно-надзорными органами.

При этом стоит обратить внимание на то, что в Конвенции по правам ребенка, основным положениям которой, якобы, соответствует Концепция развития детско-юношеского спорта, прямо сказано, что каждое человеческое существо до достижении 18 лет считается РЕБЕНКОМ.

Указом Президента Российской Федерации от 07 мая 2012 года № 599 также возраст детей определен 18 лет.

А в 127-ФЗ детско-юношеский спорт до 18 лет… Мы спорим с Конвенцией?.. или с Президентом?

Можно еще обратиться к Международной возрастной периодизации, где упоминается период юношества (17-21 лет для юношей, 16-20 для девушек).

Пора признать, что невозможно ограничить детско-юношеский спорт возрастом 18 лет. Такой подход вступает в противоречие с правилами многих видов спорта, которые синхронизированы с международными требованиями. В спорте принята иная возрастная периодизация, она установлена для каждого вида спорта отдельно, и, зачастую, не совпадает с общепринятой возрастной периодизацией. Так в большинстве видов спорта юношеский возраст, который привязан к определенному уровню соревнований, заканчивается только в 19-20 лет, а возраст юниора может быть старше 23 лет.

Кроме того, определение детско-юношеского спорта, как части спорта, направленной на физическое воспитание и физическую подготовку вступает в противоречие с определением понятия «спорт», который, согласно ст. 2 329-ФЗ представляет собой сферу социально-культурной деятельности как совокупность видов спорта, сложившаяся в форме соревнований и специальной практики подготовки человека к ним. А физическое воспитание и физическая подготовка относятся больше к понятию «физическая культура».

РИСК 11:

Невыполнение показателя по охвату дополнительным образованием. Потеря доступности и профориентационной направленности дополнительного образования

  1. Исходя из содержания п.3 ст. 75 ФЗ-273 – дополнительные общеобразовательные программы являются общедоступными.

Основной показатель дополнительного образования – это максимальный охват детей в возрасте от 5 до 18 лет. Как можно выполнить показатель по охвату, реализуя программу спортивной подготовки, направленную на отбор?

Спортивная подготовка представляют собой многолетний процесс отбора и предполагает отсев на каждом году каждого этапа подготовки.

В чем тогда доступность дополнительного образования?

Невозможно совместить отбор и охват.

  • Согласно статья 75 закона об образовании дополнительные образовательные программы направлены, в том числе на профориентацию.

  Президент РФ придает профориентации в дополнительном образовании особое значение, что отражается в его поручениях. Профориентация является важнейшим направлением, позволяющим в перспективе решать кадровую проблему отрасли ФКиС (профориентация на профессии учителя физкультуры, тренера, спортивного юриста, психолога, физиолога, врача, журналиста, дипломата и др.). Именно для этого нужна дополнительная предпрофессиональная прогамма: чтобы ребенок, не прошедший отбор на следующий этап спортивной подготовки, мог продолжить заниматься, поддерживая свою спортивную форму, получать дополнительную информацию о профессиях в сфере спорта.

Спортивная подготовка ориентирует спортсмена на достижение спортивного результата. Проходя спортивную подготовку, юный спортсмен становится профессиональным спортсменом.

РИСК 12:

Невозможность практической реализации интегрированных образовательных программ в области физической культуры и спорта.

Согласно пункту 1 части 2 статьи 84 Закона № 273 (в редакции 127-ФЗ) в области физической культуры и спорта реализуются образовательные программы основного общего и среднего общего образования, интегрированные с дополнительными образовательными программами спортивной подготовки (далее – интегрированные образовательные программы в области физической культуры и спорта)

Эта норма относится только к общеобразовательным школам, которые реализуют программы основного общего и среднего общего образования. 

Согласно пункту 3.4. статьи 84 Закона № 273 (в редакции 127-ФЗ) для обучения по дополнительным общеобразовательным программам в области физической культуры и спорта создаются организации дополнительного образования со специальным наименованием “спортивная школа” (далее – спортивные школы).

А эта норма относится только к спортивным школам.

Получается, что общеобразовательная школа, не являясь спортивной школой, НЕ может осуществлять спортивную подготовку (дополнительные образовательные программы спортивной подготовки) и, следовательно, НЕ сможет реализовать интегрированные образовательные программы?

А спортивная школа НЕ сможет реализовать интегрированные программы, потому что не реализует основные общеобразовательные программы

Таким образом, норма об интегрированных программах НЕ применима на практике.

2. Минспорт добился того, что отражение расходов на реализацию “классических” дополнительных образовательных программ спортивной подготовки будет осуществляться по РПР 1103 вне зависимости от отраслевой принадлежности организации, их реализующих.

Вместе с тем, остается неурегулированным и не совсем прозрачным вопрос отражения расходов по интегрированным образовательным программам. По какому коду бюджетной классификации будет осуществляться финансирование таких программ?

В связи с невозможностью реального отражения/мониторинга и учета расходов, направленных на реализацию именно программ спортивной подготовки, возникнет ситуация так называемого «размыливания» средств.

А в связи со сложностью учета обязательств и исполнения требований стандартов (сумма приходит единым траншем) сложно прогнозировать, какие вопросы организация будет закрывать в первую очередь, а что будет финансироваться по остаточному принципу? Неисполнение лицензионных требований к любой из программ, соединенных в интегрированную, является основанием для отзыва лицензии.

РИСК 13:

Усиление социальной напряженности среди тренерского состава и отток лучших кадров из отрасли физической культуры и спорта, в виду возможного отказа тренеров от перевода на должность тренера-преподавателя и старшего тренера-преподавателя.

Неисполнение поручения Президента Российской Федерации (п.1 а)-3 Пр-1760).

         В ходе заседания Совета по развитию физической культуры и спорта от 06.10.2020 года (далее – Совет) Президентом Российской Федерации В.В. Путным был сделан упор на необходимость установления педагогического статуса и социальных льгот для тренеров

Президент России на Совете сказал о необходимости возвращения тренерам статуса педагога, такого же, «как учитель физической культуры в школе» с распространением на него соответствующих социальных гарантий «…это стаж педагогический, это пенсия, отпуск и так далее, и так далее. Здесь очень много составляющих…» (В.В. Путин дважды на Совете обращался к теме досрочной пенсии и отпуска в 56 дней).

Следовательно, в поручениях, данных по итогам Совета, речь идет о льготах, сопоставимых со льготами учителей, а не педагогов дополнительного образования, как это предусмотрено 127-ФЗ.

Вместо этого, законом просто переименовали тренера на тренера-преподавателя (хотя такого поручения вообще не было)!

127-ФЗ предусмотрено отнесение тренеров к категории педагогических работников (тренеров-преподавателей), при этом НЕ предусмотрено расширения социальных гарантий (в частности, досрочной страховой пенсии и увеличения заработной платы). При этом тренеры  потеряют дополнительные гарантии и компенсации, предусмотренные ст.348.10 ТК РФ.

А в ФЭО к законопроекту о гармонизации (127-ФЗ) изначально было сказано, что тренеры не получат права на досрочную пенсию, став тренерами-преподавателями, так как педагогия дополнительного образования, к которым относятся тренеры-преподаватели, не имеют такого права.

В настоящее время Трудовым Кодексом Российской Федерации тренерам установлена 40-часовая рабочая неделя. Трехсторонним отраслевым соглашением по организациям сферы физической культуры и спорта Российской Федерации закреплены 24 часа, как норма часов тренерской работы за ставку заработной платы, что является оптимальным при тарификации тренеров.

При переходе тренеров на сокращенную трудовую неделю произойдет снижение их нагрузки и, как следствие, снижение на 25% уровня заработной платы, с одной стороны, и возникнет дефицит тренерских кадров, – с другой.

Сейчас в большинстве регионов средняя заработная плата тренеров выше или на уровне средней заработной платы педагогических работников. Снижение трудовой нагрузки и, следовательно, снижение заработной платы, породит новую волну недовольства среди тренеров.

Аргумент в пользу того, что для тренеров-преподавателей не установлен  верхний предел нагрузки не выдерживает никакой критики, потому что с целью увеличения уровня заработной платы педагогические работники (в том числе тренеры-преподаватели) вынуждены идти на значительное увеличение учебной (тренировочной) нагрузки, либо отказываясь от осуществления остальной части педагогической работы, которая является не менее важной, чем собственно проведение учебных (тренировочных) занятий, либо выполняя эту работу за пределами оплачиваемого рабочего времени, то есть бесплатно.

Зато ведомство образования «успешно» отчитывается выполнением показателя по выравниванию уровня заработной платы либо за счет неоправданного увеличения нагрузки, либо за счет сокращения численности педагогических работников вместо того, чтобы реально повышать заработную плату.

Недопустимо переносить этот негативный опыт на наших тренеров

 На реализацию права на ежегодный удлиненный оплачиваемый отпуск в 42 дня дополнительное финансирование выделяться НЕ будет, оно будет реализовано в рамках фонда оплаты труда. Такой подход НЕ учитывает специфики трудовой деятельности тренера, которому более удобен дополнительный оплачиваемый отпуск (как сейчас установлено ТК), а не удлиненный.

Справочно: в настоящее время практически во всех субъектах Российской Федерации тренеры и так имеют 42 дня отпуска: 28 дней основной отпуск и от 4 дней дополнительного отпуска, который дает право на денежную компенсацию неиспользованного отпуска в текущем календарном году (абз. 2 ст. 348.7  ТК РФст. 348.10 Трудового кодекса Российской Федерации и еще 10 дней в соответствии с Отраслевым соглашением.

Получается, что законом 127-ФЗ были сознательно проигнорированы слова Президента России, а тренеры – попросту обмануты!

Кроме того, действующие нормативные акты по вопросу аттестации педагогических работников в целях присвоения им квалификационной категории не учитывают особенностей профессиональной деятельности тренера и специфику сферы физической культуры и спорта, и, как следствие, отсутствие объективной оценки результатов профессиональной деятельности тренера и справедливого вознаграждения за труд.

Таким образом, ключевые задачи, поставленные на Совете по развитию физической культуры и спорта Президентом Российской Федерации остались невыполненными.

Кроме того, можно спрогнозировать, что реализация 127-ФЗ приведет в течение нескольких лет к сокращению численности сотрудников органов исполнительной власти и органов местного самоуправления в сфере физической культуры и спорта на территории субъектов Российской Федерации или слиянию с органами исполнительной власти в сфере образования (как следствие сокращения как специалистов в области физической культуры и спорта), а также к поглощению отраслевого профсоюза, регионального отраслевого Профсоюза (так как первичные профсоюзные организации перейдут в профсоюз образования) и отраслевого профессионального объединения работников сферы физической культуры и спорта профосоюзом работников образования..

Заключение

С целью выстраивания единой системы подготовки спортивного резерва в Российской Федерации на протяжении последних десяти лет проводилась модернизация системы подготовки спортивного резерва. Этот процесс был направлен на оптимизацию и систематизацию физкультурно-спортивных организаций, их нормативное правовое, финансовое, материально-техническое, кадровое, методическое и иное ресурсное обеспечение.

Процесс модернизации системы подготовки спортивного резерва был предопределен целым рядом объективных обстоятельств, в том числе:

– отсутствие четко обозначенной роли и места каждой физкультурно-спортивной организации привело к дублированию функций, неэффективному использованию имеющихся ресурсов и не позволяло выстроить единые, прозрачные механизмы управления системой подготовки спортивного резерва в Российской Федерации;

– физкультурно-спортивные, при осуществлении своей деятельности, вынуждены были «лавировать» между двумя ведомствами, каждое их которых имело право регулировать и контролировать их деятельность.

За 2016-2021 годы Минспорту России удалось, после длительной постсоветской стагнации, сделать мощный рывок в направлении формирования современной эффективной системы подготовки спортивного резерва в Российской Федерации. Эта работа принесла свои результаты: субъекты Российской Федерации совершенствовали свою отраслевую законодательную базу в области физической культуры и спорта, сформировали региональные системы подготовки спортивного резерва, создали сеть спортивных школ и спортивных школ олимпийского резерва, продуманно распределяя имеющиеся ресурсы и даже повышая финансирование на спортивную подготовку.

В профессиональном сообществе сформировалось осознанно позитивное восприятие происходящих в отрасли перемен, принятие политики, проводимой Минспортом России в соответствии с курсом, обозначенным Президентом России, понимание необходимости дальнейшей работы по формированию и развитию отраслевой сети организации, укреплению нормативной правовой базы отрасли.  Субъекты Российской Федерации активно поддерживали политику Минспорта России, утверждали стратегические документы и отмечают рост спортивных результатов.

Таким образом, можно говорить о сформированной спортивной отрасли как самостоятельной отрасли социальной сферы, имеющей сложившуюся структуру управления, нормативно-правовую базу, финансовое обеспечение по разделу «Физическая культура и спорт» классификации расходов бюджетов, а также отраслевую сеть организаций, осуществляющих спортивную подготовку.

Этот курс неоднократно был поддержан Президентом Российской Федерации, в том числе в его поручениях, направленных на развитие системы подготовки спортивного резерва, из которой вырастают не только олимпийские чемпионы, но и будущие защитники Отечества.

Принятие 127-ФЗ обрекает спортивную отрасль на очередную реформу с противоречивыми нормами, непонятными задачами и неясными перспективами, нарушает принцип последовательности действия власти, что недопустимо. Владимир Владимирович, являясь вдумчивым и последовательным руководителем государства, не склонен разворачивать вспять заданный им же курс движения. Есть основания предполагать, что появление закона о гармонизации является следствием дезинформации Президента России со стороны его ближайшего окружения, призванного обеспечивать движение по заданному курсу, а не решать свои корыстные задачи, пользуясь доверием Президента к предоставляемой ему информации.

С учетом обозначенных рисков предлагается отложить вступление в силу 127-ФЗ до 1 января 2026 года, предусмотрев его полную переработку.

А также, с учетом сложившейся в современном мире ситуации, предлагается приступить к разработке нового федерального закона «О физической культуре и спорте», предусмотрев в нем новые цели, смыслы и задачи для развития российского государства в формате эффективной суверенности. Про это у Вас где-то есть хорошая формулировка

Наиболее рациональным, выверенным и имеющим перспективы на дальнейшее обоюдное развитие в рамках системы детско-юношеского спорта является сохранение, взаимодополнение и устранение конфликтности дополнительного образования в области физической культуры и спорта и спортивной подготовки. При этом необходимо установить единые трудовые права и социальные гарантии педагогическим работникам в области физической культуры и спорта и работникам в области физической культуры и спорта (тренерам, инструкторам-методистам, инструкторам по спорту, спортивным психологам и т.д.), по аналогии с объемом трудовых прав и социальных гарантий, установленных учителям физической культуры.

Иван Самсонов