Правила жизни Петра Свидлера

Петр Свидлер(гроссмейстер, рейтинг FIDE 2723)

Первому тренеру сильно увлекать меня шахматами не пришлось, я пришел уже вполне сформировавшимся фанатиком.

В 15 лет уже точно знал, что шахматы – судьба, но может быть и раньше – практически не помню себя не шахматистом.

Психологически легче побеждать там, где ты уже добивался успехов. Ты уже знаешь, что это возможно, и нет внутреннего блока.

Шахматы, кроме узкоспециальных вещей, воспитывают характер.

У меня всегда были две основные проблемы: мне надо больше работать, и надо воспитывать некую твердость характера.

Если бы не шахматы, стал бы классическим «ботаником».

Память у меня хорошая. Но обидчивость и хорошая память – это разные вещи. На уровне «обидчивый – необидчивый» я необидчивый.

Думаю, ни один шахматист не откажется от возможности творить, не опасаясь нарваться на домашнюю заготовку соперника. «Шахматы Фишера» такую возможность дают.

Я по-прежнему очень много и всеядно читаю. Больше на английском, чем на русском.

Моя музыка – это конец 60-х – начало 70-х годов. Вот это моя ниша.

Важнейшее событие для развития шахмат в истории – матч в Рейкьявике между Фишером и Спасским. Я знаю много людей, которые говорили мне, что не будь этого матча, они бы никогда в жизни не стали играть в эту игру. Это люди, которые достигли вершин. Они пришли в шахматы из-за одной этой истории – борьбы американца-одиночки против советской машины.

Я играю лучше, когда на меня ничего не давит. Если бы еще научиться играть, когда от твоей хорошей игры что-то зависит и может случиться что-то хорошее, то тогда вообще будет не жизнь, а сад!

Первой книгой в жизни, которую я зачитал до дыр, был русский перевод «Как побеждали Бобби Фишера». Потом был период «Моей Системы», период «Цюриха 53». Последней (около) шахматной книгой, которая меня поразила, была книга Доннера «The King».

Однажды знакомые в Англии познакомили меня с крикетом, и он со мной абсолютно совпал. Раньше я вообще был безумным фанатом, вел свою собственную статистику.

Играть на высоком уровне после сорока не то чтобы невозможно, но лично мне пора думать о том, что делать, когда так играть уже не будет получаться.

CHESSMASTER. Школа шахмат, Санкт-Петербург

Поделиться страницей:

Translate »